Назад
Предыдущая запись

Прилипание

Недавно у меня была возможность поиграть в «толкающие руки» с учеником покойного Патрика Уотсона. У этого ученика было хорошее знание основ, отличная осанка, корень и понимание формы. Его недостатком было лишь мастерство «прилипания», и устранить который можно только со временем и практикой. Способность понимать «прилипание» — это не только суть «толкающих рук», но и ключ к тайцзицюань как боевому искусству.

Это событие навеяло воспоминания о моем брате по тайцзицюань — Патрике. Когда он впервые пришел в школу тайцзицюань «Shr Jung» в Нью-Йорке, Пат был не очень тепло принят старшими учениками школы. Он изучал тайцзицюань не меньше, чем остальные, и к тому же имел обширный опыт занятий боевыми искусствами. Но, как говорили в то время, он обладал «подлинным стремлением». Он не собирался уступать в поисках своего места. «Может, я и из Калифорнии, — хвастался он, — но я лучше, чем лучшие из вас, и вы научитесь это любить».

Мало кому это нравилось, хотя он был очень любим ассистентом профессора, Тэмом Гиббсом, и особенно любим самим профессором, который всегда был неравнодушен к людям, обладающим настоящим боевым мастерством.

Однажды в школе были назначены выборы. Профессор создавал директорат — структуру, которая должна была поддерживать работу школы в его отсутствие. Директорами должны были стать несколько старшекурсников, назначаемых стариком, но в знак уважения к демократическим принципам он также хотел, чтобы группа из шести человек была избрана студенческим коллективом. Был предложен список кандидатов, и Пэт был одним из них. Выборы проводили путем тайного голосования, и когда результаты были подсчитаны, Пэт не вошел в число шести избранных.

Профессор вышел вперед и с восторгом отозвался о Патрике Уотсоне, а затем объявил, что мы должны отменить результат и проголосовать еще раз, уделив внимание тому, что он сказал о Пэт. Мы проголосовали снова, и общая неприязнь оказалась столь велика, что даже при невероятной поддержке профессора Патрик снова потерпел поражение.

Я не припомню другого случая, когда желания профессора были так решительно отвергнуты. Неустрашимый, улыбаясь с обычным блеском в глазах, профессор объявил: «Это были очень хорошие выборы. Студенты показали замечательные результаты. Теперь, чтобы сделать их еще лучше, мы возьмем пять лучших кандидатов, которые только что были избраны, и, кроме того, я назначу Патрика Уотсона, чтобы он помогал управлять школой».

Если старику и пришло в голову, что он не совсем следовал демократической процедуре, он не подал виду; он вел себя так, как будто это было вполне естественным и полезным делом. Неудивительно, что большинство учеников по-прежнему относились к Пэт как к чужаку.

Вопреки своей природной склонности я решил попытаться сделать так, чтобы он почувствовал себя более желанным гостем, и однажды вечером я пригласил его на ужин. По общему обычаю, я принес с собой бутылку виски и налил нам выпить. Патрик любезно улыбнулся, а затем вылил напиток в свой суп с рисом. Я наполнил его стакан, и он снова вылил его в свой рис. Я настоял на своем и налил снова, но он так же упорно вылил напиток в свой рис.

Наконец моя подруга Нэнси вмешалась: «Разве ты не видишь, что он не хочет пить?». «Что значит «он не хочет пить»? сказал я. «Разве он не ученик Чжэн Маньцина?». Оказалось, что да. Он не только продолжал развивать свое собственное гунфу, но и создал большую сеть школ, которые распространяли тайцзицюань профессора Чжэна.

В последний год своей жизни он пригласил меня выступить перед собранием своих старших учеников и тренеров, всего около ста человек. Я не видел его несколько лет. Я слышал, что он был очень болен, страдал от почечной недостаточности и перенес несколько сердечных приступов, а также трахеотомию, что затрудняло наш телефонный разговор. Когда я приехал в школу, Пэт еще не пришел. Он попросил меня подождать в предбаннике, чтобы он мог лично ввести меня в школу и познакомить с учителями. Просидев там некоторое время, я заметил, что ко мне направляется истощенный старик. На секунду я подумал, что это уборщик, но потом понял, что это все, что осталось от огромного, крепкого Патрика Уотсона.

Он поприветствовал меня и взял за руку, чтобы провести в главную комнату. Я потерял дар речи на минуту, пока не ощутил знакомое чувство: Пат, возможно, был в шаге от могилы, но он не утратил своего гун-фу. Вместо того, чтобы опереться на меня, он продолжал свои старые трюки; он держался на моем центре, невероятно тонко проникая в мою точку равновесия и контролируя ее. Он едва мог ходить, и все же он был вот таким, со мной, парящим на его руке, как воздушный шарик на ниточке. Мне пришло в голову, что истинные практики тайцзицюань никогда не умирают, они просто «отлипают».

Развитие такого уровня мастерства требует определенного подхода к туйшоу. Проблема многих учеников, особенно если они настроены на соревновательный лад, заключается в том, что они обобщают свой подход к энергии. Другими словами, они «слышат» «энергетическое намерение» своего противника, но вместо того, чтобы внимательно следить за конкретным направлением и охватом этой энергии — ее точным качеством — они фактически говорят себе: «О, вот что-то идет в мою левую сторону. Я не собираюсь беспокоиться о мягкости и чувствительности. Я просто сделаю грубый рывок и толкну оппонента».

Будучи больше озабоченными победой, чем умением слушать, они не позволяют себе углубить свою способность чувствовать все более тонкие качества направления, силы и дальности. Мы не должны удовлетворяться пониманием энергии противника с 90-процентной точностью — потому, что это на 100 процентов неправильно. Мы должны стремиться полностью настроиться на качество энергии противника.


Метод заключается в том, чтобы сконцентрироваться на «прилипании», делая приоритет на «слушании», а не на победе или поражении. Не полагайтесь на силу или скорость. Если противник движется быстро, то и вы двигайтесь быстро; если противник движется медленно, то и вы должны двигаться медленно. Задача усложняется, когда ученик доходит в развитии до определенного уровня. Возникает соблазн «обналичить свои фишки», используя чувствительность, чтобы дать грубый и обобщенный ответ на данные ему подсказки. В результате такого подхода случается много побед, но мало реального прогресса.

Правильное гунфу подобно изготовлению прекрасного меча. У нас есть принцип самосознания и мягкости; затем мы используем толкание руками, чтобы закалить этот принцип снова и снова в раскаленном огне нашего эго и страха, подпитываемых эго и страхом нашего противника. В результате мы получаем не абстрактный принцип, который мы можем проявить только в защищенной, медитативной обстановке, но принцип, закаленный в котле негативных эмоций. Поэтому мы можем использовать его в самые сложные моменты нашей жизни.

Наибольший вызов в туйшоу — это упражнение, в котором мы прижимаемся спиной к стене и работаем над нейтрализацией. Профессор говорил, что нейтрализовывать в десять раз сложнее, чем толкать, потому что занятие позиции нейтрализатора гарантирует, что уж если не спина, то по крайней мере ваше эго получит удар.

Вы сможете ответить на большинство атак, используя откат, особенно работая против новичка. С более опытным противником вам, скорее всего, придется столкнуться с тем, что профессор назвал «самой сложной атакой из всех: иньской, женской атакой, которая идет поперек вашего тела, противоположной ожиданию отката».

«От этой атаки труднее всего уклониться», — добавил он, — «потому что именно она дает вам меньше всего времени на реакцию».

Чтобы справиться с этой «самой сложной атакой», вы должны научиться «снимать». Самый яркий пример «снимания» в форме — сразу после позы «Удар» в первой дорожке. Сам по себе прием «снимания» отражает суть нейтрализации: противник толкает с силой, но вас там нет; тогда вы добавляете к его силе свою, в том же направлении, куда она направлена; и, в зависимости от того, какую силу он прилагает, его можно отбросить на большое расстояние.

Когда вы делаете откат перед лицом атаки, вам доступен широкий диапазон движения в пояснице; но когда атака идет в другом направлении, поперек вашего тела, поясница гораздо более ограничена в своем движении, и вы можете быстро застрять. Поэтому «снимание» должно быть неотъемлемой частью вашего репертуара в туйшоу, иначе вы будете лишь мастером одного приема, ограниченным необходимостью постоянно заставлять противника работать лишь в направлении вашего отката. Если вы способны взаимодействовать только в одном направлении, вы не сможете быть по-настоящему свободным.

В технике снимания есть что-то от ловкости рук фокусника; это своего рода энергетическая иллюзия. Возьмем в качестве примера позу «Удар»: противник берет ваш правый локоть в свою левую руку, а ваше правое запястье — в его правую руку; после он пытается провести их поперек вашего тела. Если ему удастся заблокировать ваше плечо или бедро — вы потерпите поражение. Вам придется проворачивать поясницу в ту сторону, куда он вас потянет, но сможете повернуть ее совсем немного. Поэтому, чтобы не застрять, вы кладете свою левую руку за свой правый локоть, прямо позади его левой руки.

Теперь начинается «ловкость рук». Вы освобождаетесь, разворачивая поясницу назад, «заменяя» правый локоть левой рукой. Чтобы сохранить иллюзию, очень важно, чтобы вы не применяли никакой силы левой рукой. Вы не должны с силой отрывать его точку касания от локтя — это выдаст всю картину. Все, что вам нужно сделать — это поместить свою руку позади его руки и убрать свой локоть. В эту долю секунды на уровне энергии он еще не будет знать, что вы обменяли свою руку на локоть. Если вы все сделали правильно, он не поймет, что у него больше нет вашей руки! В зависимости от силы его атаки, он будет продолжать некоторое время двигаться в намеченном направлении, прежде чем поймет, что его обманули. Однако будет слишком поздно; как видно из последовательности в форме после Удара, вы окажетесь в отличной позиции, чтобы использовать Толчок и отправить его в полет. Хотя эта процедура и звучит сложно, на самом деле в исполнении она довольно проста, но не легка. Если вы хотите добиться успеха, все должно происходить быстро: как для сохранения «иллюзии», так и потому, что у вас так мало времени.

Чтобы еще больше усложнить ситуацию, с точки зрения нашего воображаемого нападающего, его целью будет атаковать таким образом, чтобы сделать ваше «снимание» невозможным. Для этого он попробует атаковать ваш локоть, не давая вам возможности сделать ни «откат», ни «снимание». Он будет пытаться придерживаться вашего локтя, следуя за вами, не «заявляя» о своей энергии ни в одном из двух направлений, которые вам нужны, чтобы сбросить его с вашего центра. Если вы не «услышите» его, он будет следовать за вами, пока вы не застрянете, а затем высвободит свою энергию и толкнет вас.

Такова природа всех успешных атак, использующих принцип тайцзицюань. По сути, победа достается тому, кто мягче и лучше чувствует намерение противника. Будь то нейтрализация или толчок, принцип один и тот же. Что касается толчка, то среди учеников тайцзицюань профессора Чжэна существует давний спор: «Возможно ли толкнуть кого-то на большое расстояние, не используя технику подшага вперед при толчке?»

После смерти профессора большинство студентов, изучающих его гун-фу, видели его только в кино и на видеозаписях. Большая часть его толчков на пленке показывает, как он делает «подступ». На самом деле, он действительно часто «подступал», чтобы увеличить силу своего толчка, однако он определенно не учил и не требовал от учеников, подступа, как необходимого элемента для хорошего толчка. Но подшаг действительно может быть полезным приемом. Как только противник застрял, вы можете сделать шаг, чтобы усилить силу вашего «ти фонг» (техника ухода/атаки). Обнаружив сигнальную волну сопротивления, слегка отпустите руки, а затем сделайте шаг через центр противника, думая не столько о руках, сколько о том, что все ваше тело движется прямо сквозь центр противника.

В этом на самом деле заключается принцип правильного толчка, независимо от того, делаете вы подшаг или нет: необходимо обнаружить сопротивление, отступить слегка, а затем пройти сквозь центр. «Отход» служит для того, чтобы сломать укоренение противника, одновременно позволяя вам собрать энергию от земли. Если вы все сделали правильно, вы сможете толкнуть соперника с огромной силой. Когда вы поймете технику, идея «усилить» действительно хороший толчок, сделав подшаг, почти поражает воображение.

Вот несколько общих советов по подшагу: во-первых, никогда не наступайте, если противник не застрял, или вы напроситесь на ответный толчок. Если противник застрял, вы можете подобрать заднюю ногу, а затем сделать шаг вперед передней ногой, или просто отпустить переднюю ногу и сделать шаг вперед. В обоих случаях противник не должен почувствовать движения ваших рук — ваши руки должны лишь слегка касаться его опоры и «волны сопротивления».

Есть еще одна очень хитрая и коварная техника подшага: если вы уверены в своем контроле над противником, используйте его Толчок и свой Откат для прохода вперед. Подождите, пока он продвинется вперед настолько, насколько сможет. Пока ваш вес все еще находится на задней ноге, проведите переднюю ногу вперед. Затем, когда он отступает, а вы наступаете — сюрприз! пока он ожидал увидеть вас у входной двери — вы уже на его заднем дворе. Результат такого приема может быть поистине захватывающим. Разумеется, он не должен почувствовать, как вы это делаете, поэтому вы должны держать свои руки легкими.

Однако вероятно, что если вы будете полагаться на подшаг как на ключ к мощному толчку, вы не сможете развить правильной техники самого толчка. Сперва важно научиться делать это без подшага, чтобы понять принцип. Затем добавьте шаг, и вы сможете открыть свой личный сервис авиаперевозок, обеспечивая своим противникам полеты в отдаленные места.

Говоря о далеких местах, фильмах и толчках, стоит упомянуть очень интересный фильм о поездке в Малайзию, демонстрирующий великого Хуан Син Сяня в действии. В фильме Хуан, которому на момент съемки уже за семьдесят, проводит демонстрацию для большой аудитории. Он залезает в свой «мешок с сюрпризами» и демонстрирует удивительные вещи: его соперники отлетают в сторону, но кажется, что Хуан вовсе не двигается. Тогда как его противники улетают, словно шарики, Хуан стоит на месте, как статуя, с мягкими руками, застывшими в положении толчка; выглядит так, будто противников оттаскивают невидимые канаты.

Еще более удивительно смотрятся серии толчков, в которых он вообще не использует свои руки. Когда один или несколько противников надавливают на него, он расширяет свою ци, и они отлетают от него как пробки из бутылок шампанского.

В другом фрагменте Хуан демонстрирует базовую форму «Толкания руками» с одним из своих учеников, двигаясь очень быстро, но без самих толчков. Руки Хуана и его ученика быстро кружатся вокруг точки соприкосновения локтей, которые остаются в полном контакте. Примечательно, что при всех своих грозных, почти мистических способностях Хуан сохраняет самый основной технический элемент толчков руками своего учителя Чжэн Маньцина: локти находятся в полном контакте.

Еще один показательный фрагмент фильма демонстрирует, как Хуан выполняет версию вездесущего упражнения профессора Чжэна «Медведь». Он смещает свой вес и поворачивает поясницу из стороны в сторону, руки Хуана раскачиваются вверх и вниз вместе с этим движением. Его руки впечатляют своей расслабленностью: они похожи на болтающиеся веревки или хорошо сваренные спагетти, будто в них нет ни одной кости.

Через некоторое время выполнения этого упражнения несколько противников бросаются на него, и он отбрасывает их. После каждого толчка он возобновляет упражнение, и его руки так же расслаблены, как и раньше.

Хуан демонстрирует ценную идею: он не мог бы использовать руки, расслабленные, словно вареные спагетти, и сохранять это расслабление, толкая что-то неподатливое — например, стену.

Мягкость можно использовать лишь для того, чтобы толкать что-то живое. Профессор сказал: «Ты можешь вести тысячефунтового вола четырьмя унциями, если знаешь метод, но ты не можешь вести каменного коня весом в тысячу фунтов».

Хуан достиг уровня «возвращающейся силы», почти одновременной нейтрализации и выпуска, происходящих практически в одной и той же точке пространства и времени. Но его расслабление подразумевает полное сотрудничество с силой противника. При всей его кажущейся непреодолимой силе, Хуан все же следует за энергией противника, а не против нее. В этом и заключен секрет. Неискушенному глазу кажется, что толчок — или выпуск — это преодоление силы противника. Однако на самом деле правильная техника следования за противником заключается в том, чтобы прилипать к нему, пока он не застрянет; сами по себе толкание-выпуск — это лишь усиленная форма одной идеи.


«Tee fong» — «техника ухода/атаки» — по сути, это возможность «следовать» за противником через тонкие, ускользающе быстрые события, происходящие во время толчка. Когда вы следуете за противником, он начинает застревать, и в ответ начинает нажимать на вас, подсознательно держась за вас, как за опору. В первое мгновение сопротивления вы уступаете, позволяя сопротивлению направиться к вам. Это лишает оппонента ожидаемой поддержки и разрушает его корень. Затем, когда противник отклоняется назад, пытаясь сохранить равновесие, вы добавляете к его энергии свою, когда она движется назад, таким образом отбрасывая его.

Это происходит на очень небольшом пространстве, за небольшое количество времени, но то, что кажется «преодолением противостоящей силы», на самом деле является прилипанием, уступанием и перемещением вслед за энергией. Кстати, аспект толкания, который может быть особенно сложным, — это игра против соперника, который, когда начинает застревать, начинает бешено крутиться в попытке сопротивления. У профессора есть простая рекомендация для того, чтобы справиться с этим странным поведением: «Просто подождите, пока они остановятся, а затем толкайте их».

Он говорил и так: «Играйте в «толкание руками» так, словно вы стоите на краю обрыва». Это кажется странной идеей для искусства, которое сосредоточено на расслаблении. Как можно расслабиться, если представлять себя стоящим на краю обрыва?

Всегда помните о ставке в игре. В первых книгах Карлоса Кастанеды дон Хуан постоянно говорит своему юному ученику: «Твоя проблема в том, что ты думаешь, что будешь жить вечно. Вот почему ты живешь так расточительно, оправдывая себя. Если ты хочешь понять, как жить как воин, помни в каждый момент, что Смерть стоит за твоим левым плечом».

Мы стоим на краю обрыва. Наша проблема в том, что мы воображаем, что это не так. Мы делаем туйшоу, обсуждая вчерашнюю вечеринку, или потакаем своему эго через жесткость, ожидая какого-то далекого будущего, когда мы сможем принять Дао. Мы играем в «толкающие руки», также, как и живем – как во сне, никогда не просыпаясь в осознании этого удивительного момента нашей жизни. Момента, когда мы стоим над вечностью, осознавая, что это и есть то единственное мгновение, которое у нас когда-либо будет, и что если мы не прикоснемся к нему, то потеряем все.

из книги Wolfe Lowental «Gateway to the Miraculous. Further Explorations in the Tao of Cheng Man-ch’ing»
перевод © «Фокусы тела»